Гибридный мир россиян

pixabay.com

Пассивные скептики или активные сторонники? Политолог Анастасия Сергеева объясняет, who is who в российском обществе под авторитарной властью Кремля.

Начало 2017го года в интеллектуальном либеральном кругу российской политической мысли ознаменовалось дискуссией Екатерины Шульман и Григория Голосова о характере текущего политического режима в России. Заканчивается год вопросом: кто и за кого будет голосовать на предстоящих президентских выборах. С точки зрения  науки мне была ближе к позиция Голосова, но термин “гибридный” относительно сегодняшней России применим вне научной дискуссии для лучшего понимания мотивации российских избирателей.

В отличие от самого официального авторитарного режима российское общество сегодня очень гибко и гибридно. Для того, чтобы подстроиться под него, действующие власти вынуждены каждый день лавировать, прогибать, подкручивать весь авторитарный механизм.

Именно гибридность общества заставляет их терпеть одних, репрессировать других, ограничивать возможности третьих, прощать четвёртых и поощрять пятых. Именно невозможность прибить тело российского общества к простой крестообразной форме авторитаризма вот уже второй десяток лет даёт нам шанс выживать, жить и даже периодически расширять пространство свободы, неподконтрольное Кремлю. Именно благодаря гибридности и изворотливости общественных механизмов Кремлевские технологи, поборовшись первый десяток лет, прибили около сотни гвоздей, где придётся, и с тех пор каждый день пытаются угадать, с какой ещё стороны вылезет угроза “неподконтрольности”.

Ожидание, что со временем общество привыкнет, смирится, вспомнит исторические паттерны поведения, оправдалось лишь частично. В каждом поколении оказались очень разные по своим ценностным статегиям люди. А новые поколения дают ещё более интересные сочетания.

Попробуем выделить некоторые из разновидностей стратегий людей в условиях современного российского авторитаризма.

Активные сторонники Путина

Из всех элементов, институтов и персоналий режима в России настоящая живая поддержка есть только у Путина. Если вы столкнётесь с активным и искренним сторонником режима, вся его любовь и приверженность будет сфокусирована на Путина. Все остальное он будет готов “конструктивно” покритиковать. Но Путина в обиду не даст.

Последним его аргументом в защиту своего кумира будет фраза о том, что если уж Путина не поддерживать, то придётся вообще все менять в стране, а тогда наверняка хаос начнётся, и вообще это слишком страшно. Так что уж лучше пусть Путин будет, и его все будут поддерживать.

Этот тип сторонников можно найти в любой возрастной и социальной группе, однако больше всего их в старшем поколении. Чаще всего это люди, которым тяжело даётся комплексное, объёмное мышление, да и вообще критическое мышление. Им сложно держать в голове много переменных, они живут налаженным способом и не готовы поступаться им ни в чем.

Это люди, которые, скорее всего, уверенно и в достатке жили в советское время, потеряли стабильность в 90х, а за последние 17 лет вернули себе стабильность и достаток, и ни за что не готовы их терять снова. Они смотрят телевизор, не хотят слышать о переменах и именно они являтся истинным рейтингом Путина.

Сторонники власти

Это уже совсем иная группа людей. Для них не важна личность, но важен институт, должность, принадлежность. Чаще всего это патриархально мыслящие люди, которые воспитаны в формате, что “старших надо уважать”. При этом “старшие” – это и те, кто старше по возрасту, и те, кто старше по должности, и те, кто руководят городом, республикой, страной.

Они расскажут вам про “авторитет” старших, про то, что “дураков туда не берут” и про то, что если подвергать сомнению их авторитет, то наступит анархия. Они и сами тоже “старшие” по отношению к кому-то и очень боятся, что эта иерархическая лестница полетит вместе с ними.

Важно, что если только они увидят, что старые авторитеты уже не в фаворе у большинства или у тех, кто старше этих старших, они тут же перестанут их уважать и начнут ругать на чем свет стоит. Потому что, не дай бог, их авторитет также провалится с непопулярными уже “старшими”.

Очень часто это люди из сферы образования (особенно руководящие коллективом) или низовые чиновники, начальники ЖЕКов/ДЕЗов, военные и другие силовики из числа младших чинов. Люди, чья жизнь – это восхождение по иерархической лестнице и смысл жизни в том, чтобы им подчинялись те, кто ниже по статусу.

Любят режим за вознаграждение

Эта группа активно и агрессивно будет защищать любую силу, от которой получает выгоду. И необязательно за живые деньги. Они могут получать самые разные блага, поощрения, награды и признание заслуг (необязательно реальных). При этом они будут ориентироваться именно на того, кто непосредственно им благо передаёт. И будут по его заданию поддерживать тех, кого им скажет их благодетель. Более того, они всегда соберут вокруг себя целую бригаду таких же и построят целую пирамиду.

На таких людях строятся предвыборные сетки, из них сколачиваются бригады “бешеных бабок”, они же обычно работают на соц.опросах, рекрутируют массовки. Это они идут в “общественные помощники”, организуют молодёжные движения, казацкие отряды, пишут “журналистские расследования” и снимают про “распятых мальчиков”,исполняют песни о Путине, пишут доносы на оппозиционеров, “раскрывают” дела и выполняют планы по экстремистам, разгоняют митинги в ожидании квартир и премий, работают в фабриках троллей на руководящих позициях.

Пассивные сторонники

Эти люди никогда не полезут воевать. Ни за кого. Даже за себя не будут биться, а пойдут искать способ избежать проблемы. Да, они всех любят и поддерживают. Кого? Кого скажете, того и поддерживают. А кого надо, тех осуждают. Они правильно ответят на любом опросе, проголосуют, как им скажут, выйдут на митинг, поговорят с соседями или родителями, или с кем им скажут. А если им будут указывать на другую позицию, согласятся, не будут спорить и даже проголосуют по другому, если не избежать.

Этих людей много. Они есть везде. Во всех возрастах, группах, слоях, регионах. Это маленькие люди, не сильно уверенные в себе, ведущие свою маленькую жизнь и не желающие в неё пускать чужаков. Но и сами не желающие из неё вылезать. У них нет своего мнения ни по какому общественно-значимому вопросу. Они всегда подстроятся под мейнстрим. И всегда уловят и скажут правильные и ожидаемые от них слова.

На самом деле именно на этих людях держится весь режим. Именно на этом большинстве сохраняется инертность и консервативность всего российского общества. Однако именно предтавители этой части также наиболее неустойчивы, и именно из их числа часто вырастают самые активные противники режима.

Эта группа, как облако Оорта нашего общества, причём во всех смыслах. Из него вдруг возникают протестные группы и движения, где оно находится никто не знает, и вообще трудно вычленить, существует ли оно, как некая цельная сущность. Но в своём замороженном состоянии они будут продолжать отвечать “да, поддерживаем” и голосовать за того, кого им укажут (так ведь и нету же никого другого!). А ещё именно к их числу относятся все те безымянные сотрудники полиции, которые строчат протоколы под диктовку и под копирку, чиновники, которые инициируют проверки НКО на предмет иностранных агентов, журналисты, которые сами себя цензурируют, потому что “как бы чего не вышло”, учителя, которые вбросят, что им скажут и перепишут там, где покажут.

Пассивные скептики

Россияне этого типа уверены, что держат быка за рога, т.е. управляют своей жизнью. Поэтому они циничны и надменны, уверены, что благодаря своей смекалке и дальновидности они обыграют любую власть и вытащат максимум благ для себя при любом режиме. Они не платят налогов и оправдывают себя, что в этом нет смысла. Одновременно они постараются по максимуму получить с государства все пособия, выплаты, льготы, возвраты налогов (да, да, хотя не платят их!), дотации и субвенции.

Они будут слушать с насмешкой и апологетов, и критиков власти. И сохранять уверенность в своей непобедимости. Они будут непоколебимы до тех пор, пока ты им не докажешь, что они не контролируют свою жизнь, а ими манипулируют и их обкрадывают. В этот момент с таких людей слетает весь цинизм, они начинают задумываться о том, что же на самом деле происходит, и вся их смекалка и острый ум помогают им быстро докопаться до сути и найти решение.

Именно эти люди скорее всего будут негласно кидать деньги Навальному или Голосу. Они возьмутся напечатать тираж газет оппозиционному кандидату, сдадут помещение под штаб, предоставят машину или ещё что-нибудь. Они будут тебе помогать ровно до того момента, как им пригрозят проблемами. Тогда они разведут руками, скажут “прости, чувак” и сольются обратно в раковину цинизма. Впрочем, скорее всего, они продолжат анонимно слать деньги “на хорошее дело”, очищая таким образом свою совесть и уверяя себя, что они ни разу не трусы. Просто ситуация сейчас такая, ну вы же понимаете. Ну зачем на рожон лезть?

Пассивные противники власти

Эта группа, которая вечно ощущает себя меньшинством. И они всегда боятся, что большинство их будет бить. Поэтому они, конечно, за демократию и за свободу, но готовы потерпеть. В отличие от маленьких людей, которые не имеют своего мнения, эти люди прекрасно отдают себе отчёт в том, что современная ситуация плоха, что перспективы текущие у России не самые радужные, что ничего хорошего не будет. Однако, они посидят и подождут, когда все совсем прогниет.

Их раздражает коррупция, они ненавидят чиновников, они чувствуют пропаганду и цензуру. Но им так страшно где-то об этом заявить дальше собственной кухни, что они не пойдут ни на митинг, ни денег не перечислят, ни слова не скажут.

Эта группа гораздо циничнее, чем скептики. Они считают себя хорошими, порядочными и честными. Однако, они ни на минутку не задумываются о том, какой ущерб они наносят будущему своих детей, иррационально боясь неизвестно чего. Фантомный страх, впитанный ими с рождения, парализует их рациональное мышление и делает их циничными падальщиками. Как вороны, крутящиеся вокруг умирающего зверя, они летают в ожидании, когда нынешний режим издохнет, чтобы тогда радостно воскликнуть, что они всегда были за свободу и демократию.

Честные сторонники

Эта группа самых искренних и открытых людей, которые ждут прекрасного. Они ждали, что Яблоко и СПС объединятся, они надеялись, что оппозиционеры договорятся, они мечтали, что Медведев поддержит демократические изменения, они верили, что мирные акции смогут изменить режим, они хотят, чтобы к ним присоединилось большинство, которому только надо все объяснить правильно.

Эти люди ходят на большие и красивые митинги с трибуной и звукоусилением. Они не боятся высказать свою позицию начальнику или интервьюеру. Они пишут в соц.сетях о том, что думают. Делают перепосты и подписывают петиции. Присылают 100 рублей Навальному, ходят на выборы и стараются проголосовать за того, кто им кажется неплохим.

Но эти люди не готовы положить свою жизнь на борьбу. Они не хотят, чтобы их побили или задержали. Они не готовы потерять работу. Не хотят попасть под уголовное дело за экстремизм. Они вообще не хотят революции и все надеются мирным путём решить. Это они активно поддержат идею “провести митинг без политики”, чтобы “пришло больше народу”. Они мирно разойдутся даже, если власти примут закон, заставляющий их платить по рублю за каждый вдох. Они прекрасные люди, честные сторонники, ответственные избиратели. На них и ради них держится вся протестная повестка дня.

Активисты оппозиции

Эта группа самая малочисленная и одновременно самая активная. А ещё самая разнообразная и противоречивая. Одни здесь топят за Навального, а другие за Яблоко. Третьи обожают Каспарова, а четвёртые видят себя рядом с Касьяновым. И все они очень деятельностны, активны и продуктивны. Каждый день они продуцируют экспертное мнение по всем вопросам и устраивают бесконечные споры и дискуссии в социальных сетях и блогах. Эти люди успевают все обсудить, всех обругать, со всеми потусить и со всеми перессориться. Они создают весь информационный шум, который, по их мнению направлен на то, чтобы привлечь больше сторонников, а на самом деле, который запутывает всех, до кого он долетает.

Однако, эти люди не пойдут воевать и умирать. Им есть что терять, а их любовь к лидерам заканчивается там, где они чувствуют реальную опасность.

Гражданские лидеры

От активистов оппозиции эти люди отличаются тем, что они собирают вокруг себя реальные и живые группы единомышленников, сторонников, партнёров. Они хорошие организаторы. Быстро ориентируются в ситуации и умеют убеждать. Они стараются помочь себе и тем, кто им поверил. Не всегда успешно. Но они честно делают все, что могут. Иногда из них вырастают политики. Они честные и готовые к борьбе. Только их ограничивает понимание того, что их мало и умирать вместе с ними никто не будет. И их действительно немного.

Политические лидеры оппозиции

Их мало. Чем дальше, тем меньше. Старые уходят, а новым сложно дорасти. В том числе и потому, что “дорасти” – означает забронзоветь. Стать лидером, который разделяет и властвует. Выйти на уровень “избранного”, окружённого поклонниками и снисходящего до рядовых членов команды. Такого лидерства ждут так или иначе большинство россиян.

Именно поэтому российская политика намного более мускулинна, чем европейская. Это проявляется на невербальном и символическом уровне. Это чувствуют все иностранцы, которые сталкиваются с российскими политическими лидерами и крупными бизнесменами. Это завораживает или поражает всех европейцев, и это так привычно самим россиянам, что они даже не замечают этих подсознательных механизмов.

***

Зачем нужно знать обо всех этих разновидностях? Ну просто, чтобы понимать, насколько разнообразны и неоднозначны мотивы, ожидания, стратегии россиян.

На самом деле большая часть из них вполне независима от власти, и никто не пойдёт за эту власть умирать. Более того, по мере ухудшения личной ситуации, любая из этих групп может изменить свою стратегию на менее лояльную власти. И это ухудшение не обязательно должно быть связано с холодильником (как любят повторять) или телевизором.

Депривация может возникнуть в любой сфере интересов или ощущений. Например, Путин перестанет нравится, как объект для подражания или объект эротических мечтаний. Возникнет ощущение, что порядка стало меньше в стране. Слишком сильно будет ощущаться несвобода, цензура, невозможность выбора. Появится новый сильный лидер, возникнет чувство безысходности, очередная профессиональная или социальная группа упрется в стеклянный потолок.

Современное российское общество – это гибридная и открытая система. Ее невозможно контролировать, ограничить и закрыть изнутри. Слишком многие научились мимикоировать, притворяться, модифицироваться. Но и умирать почти никто не хочет. Поэтому Россия, как песочные часы. Пока наверху песчинок больше, режим устоит на месте, и никто не будет стремиться перейти в группу отважного меньшинства. Зато, как только больше песчинок провалится вниз, оставшаяся часть общества будет спешить к большинству, чтобы сохранить свою жизнь и, не дай бог, не умереть вместе с проигравшей властью.