Российское государство против детей

На протяжении последних нескольких дней, в преддверии Дня защиты детей, мы публиковали информацию о различных трагедиях, которые касаются несовершеннолетних и ответственность за которые несёт российское государство. Факты, которые мы публиковали – общеизвестны, они были подтверждены как международными организациями, так и, в некоторых случаях, официальными органами в самой России.

Эти истории, разумеется, сильно отличаются как по масштабу трагедии (от грубых задержаний на акции до мучительной гибели), так и по конкретной роли властей в случившемся (от прямых приказов о штурме школы до халатности). Но важно другое: каждая история ведет нас к решениям, которые принимались конкретными лицами в правительстве России или представителями исполнительной власти на разных уровнях. Анализ каждой трагедии показывает нам, что она является следствием пренебрежения правами человека, коррупции, узурпации власти, зависимости судебной системы.

Для государственной машины нет разницы, проводить «спецоперации» по «освобождению» в России (Беслан, Норд Ост) или за её пределами (Украина, Сирия).

Матери Беслана и жертвы Норд-Оста до сих пор не могут добиться правды и справедливости, прямо называя именно власти (а не террористов!) убийцами своих близких. По прошествии многих лет становится все более очевидным, что властям России необходимы быстрые победы и ради них они готовы жертвовать жизнями людей вне зависимости от количества и возраста.

Поддержка диктаторского режима Сирии – не просто политическая позиция, но также участие России в полноценной войне Асада против собственного народа, в том числе с использованием запрещённого химического оружия – очевидно, что без участия России количество жертв среди мирного населения было бы намного меньше. Эта безнравственная политика имеет в себе цель увеличить роль России в мировых процессах, заставить другие страны торговаться с ней. Российская пропаганда при этом умудряется скрывать или обелять самые жуткие факты о войне, показывая участие в ней России как благородную миссию или же как возможность учений для армии. На пресс-конференции в конце 2015 года Путин так и заявил: “Мы, в принципе, достаточно долго можем там тренироваться без существенного ущерба для нашего бюджета”

Похожая ситуация складывается на Украине, где поддерживаемые Россией сепаратисты, а также и непосредственно представители вооружённых сил РФ, не только не стараются избежать жертв среди мирного населения, но и зачастую провоцируют их (например, стреляя по противнику с территории жилого квартала), чтобы потом использовать это в целях пропаганды. Впрочем, даже те жертвы, юридическую ответственность за которые несёт украинская сторона, в огромной степени являются политической ответственностью России, которая развязала и поддерживает этот конфликт.

Но важно понимать, что очень многие истории, в которых дети становятся жертвами действий российского государства – это не войны за её пределами и даже не теракты, а последствия безответственности чиновников, отвечающих за нормальную и безопасную повседневную жизнь граждан России.

Несчастные случаи, которые, казалось бы, могут случится везде, в России давно приобрели системный характер, так что ответственность власти за каждую такую трагедию и её полная беспомощность в ликвидации последствий давно стали общим местом.

Коррупционные схемы приводят к тому, что жертвами таких «несчастных случаев» становятся десятки детей: именно коррупционные схемы, в том числе система тендеров и госзакупок, которые проводятся для «распила» бюджетных средств, приводят к неработающей сигнализации, нарушению правил пожарной безопасности в здании, неэффективной работе сотрудников МЧС.

Трагедия в Кемерово стала результатом многолетней сложившейся коррупционной практикой взаимодействия между контролирующими органами и бизнесом, который вынуждают подчиняться не технике пожарной безопасности, а взаимовыгодным “понятиям”.

К трагедии в Карелии привело постепенное разрушение системы летних детских лагерей. Попытка перевести систему детского оздоровительного отдыха на исключительно коммерческие принципы оборачивается экономией на всем, прежде всего на здоровье и безопасности детей. Ведь о том же лагере на Сямозере ещё до трагедии поступала информация о нарушениях, типичных для таких учреждений: дети ели просроченные продукты, лагеря были переполнены, санитарные нормы нарушались, а вместо квалифицированного персонала с ними работали студенты-волонтеры. Однако контролирующие органы закрыли на это глаза, более того – лагерь был выбран системой соцзащиты как место отдыха для детей из детских домов и неблагополучных семей. Гибель детей во время шторма – вина не только стихии и руководства лагеря, но и властей, для которых экономия (а точнее – собственный доход) важнее безопасности детей.

Экологическая катастрофа в Волоколамске показывает, как даже массовые отравления детей внутри страны и следующие за ним протесты, не убеждают власть услышать народ.

Особую боль из-за своего цинизма вызывает принятый в 2012 году т.н. «Закон Димы Яковлева», который запретил усыновление российских детей гражданам США и многих европейских стран. Под циничным предлогом защиты детей от ужасов, ждущих их за границей, власти России лишили большинство сирот-инвалидов права на достойное будущее. По вине депутатов, голосовавших за этот страшный закон, и лично президента Путина, воспитанники детских домов с нарушениями развития на всю жизнь окажутся закрытыми в четырех стенах государственных учреждений: ведь Россия не в состоянии обеспечить им необходимое лечение и нормальный уровень жизни (в том числе потому, что семьи усыновителей получают от государства мизерную поддержку). Отдавать детей в семьи иностранцев, готовых дать детям семью, противоречит государственной политике, и получается, что российские сироты – заложники политической игры. Реальным мотивом введения этого закона было желание отомстить за американский «Закон Магнитского», который ввел персональные санкции в отношении лиц, причастных к смерти юриста в СИЗО.

И, разумеется, неудивительно, что при таком отношении власти к детям вообще полиция без особых колебаний не только задерживает, но и с недавних пор жестоко избивает подростков, участвующих в протестных акциях или просто оказавшихся рядом. Абсолютно неэффективная деятельность «силовиков» во время реальной опасности (террористических актов, захват заложников, операции по их освобождению) не идет ни в какое сравнение с беспрецедентной по жестокостью борьбе с безоружными людьми, которые оказались на улице на месте проведения протестных акций.

О «цивилизованности» страны можно судить по её отношению к детям, готовности государства создавать хорошие условия для развития детей как инвестицию в будущее. Россия относится к своим гражданам как расходному материалу, который нужен ей исключительно для участия в выборах или участия в войнах – это в полной мере относится и к детям.

Путинская система «вертикали власти» и лично руководитель страны несут ответственность за те жертвы, о которых мы говорили в течение нескольких дней. Всё это – штрихи к портрету счастливого детства в России в начале 21 века.

Валентина Чубарова
Татьяна Ковалёва
Владимир Козлов

Ассоциация “За свободную Россию”