Петербургский выбор, которого нет

8 сентября в Петербурге прошли выборы губернатора и депутатов муниципальных советов. Власть не ограничилась недопуском неугодных кандидатов, вбросами и переписыванием протоколов. Тех оппозиционеров, которым удалось победить, теперь пытаются лишить законных полномочий.

Осенью прошлого года президент России Владимир Путин внезапно отправил в отставку губернатора Петербурга Георгия Полтавченко. Временным главой города был назначен полпред в Северо-западном федеральном округе Александр Беглов. О том, что именно этот человек пойдет на выборы, речи не было. О кандидатстве Беглова стало известно лишь спустя семь месяцев. Их сопровождала череда провалов.

Спойлеры для слабого кандидата

Первый же снегопад показал, что новая администрация не в состоянии организовать уборку города. Сугробы лежали до весны даже в туристических районах. Сотни людей получили травмы из-за наледей и сосулек. Кроме того, оказалось, что новый губернатор не способен общаться с оппонентами. Беглов спешно уходил отовсюду, где могла возникнуть политическая дискуссия. За что и получил прозвище «Сбеглов».

Публичные выступления главы города расходились по соцсетям. Он совершал множество ошибок и банально путал слова. Со сцены на Дворцовой заявил, что в Петербурге живут «активнутые и противные люди». По городу ползли слухи, что у Беглова инсульт, а на выборы пойдет кто-то другой. Среди прочих, назывались фамилии главы Газпрома Алексея Миллера и руководителя Сбербанка Германа Грефа.

Хотя исследования общественного мнения в Петербурге, однако результаты социологических опросов ни разу не были опубликованы. По неподтвержденной информации, рейтинг Беглова был катастрофически мал для кандидата от власти — не больше 20%. Тем не менее, в мае временный губернатор объявил о желании пойти на выборы. Также об этом заявили десятки политиков — известных и не очень. Муниципальный фильтр смогли пройти только четверо:сам Беглов, бывший глава петербургского Яблока Михаил Амосов, племянница лидера Справедливой России Сергея Миронова Надежда Тихонова, и выдвинувшийся от КПРФ режиссер Владимир Бортко. Остальным «Единая Россия», контролировавшая муниципалитеты, зарегистрироваться не позволила, а . тройку кандидатов оппозиции назвала спойлерами Александра Беглова.

Владимир Бортко за несколько дней до выборов снял свою кандидатуру, заявив, что не хочет играть в подкидного дурака. С Бортко Беглов рисковал не победить в первом туре,и режиссера «уговорили» выйти из губернаторской кампании.

После смены губернатора произошел серьезный передел рынка СМИ и изменение политики редакций. Если раньше два основных городских телеканала по-разному освещали работу чиновников, с приходом Беглова они переключились на поддержку администрации. Поменялись собственники газетт и новостных ресурсов. А журналисты, допускавшие даже минимальную критику в адрес губернатора, лишились работы. Ярким примером стало увольнение петербургского корреспондента газеты «Коммерсант» Марии Карпенко. Она активно освещала участие представителей Администрации Президента в губернаторской кампании. А нынешний глава ИД «Коммерсант» Владимир Желонкин несколько лет назад работал заместителем Александра Беглова.

Муниципальные войны

Параллельно шла кампания по выборам депутатов муниципальных советов. Именно их подписи нужны политикам, чтобы стать кандидатами в губернаторы. За местную власть решили побороться сотни представителей оппозиции. Большие списки представили «Яблоко», «Объединенные демократы», Штаб Навального, «Справедливая Россия», КПРФ.

Уже весной в округах начались почти боевые действия за регистрацию. Представители партии власти объявляли выборы тайно, чтобы соперники не успели подать документы. Делали двойной номер муниципальной газеты — в одном было упоминание о выборах, в другом — нет. Местные избирательные комиссии заседали в неожиданных местах и скрывали время своей работы. Очереди на регистрацию занимали крепкие парни, сутками не пускавшие кандидатов с документами в комиссии. У тех, кто прорвался, тщательно изучали каждую бумагу.

Не редкими были и сообщения о насилии. К примеру, на главу муниципальной кампании Штаба Навального в Петербурге нападали дважды. В результате оппозиционеры смогли попасть в списки кандидатов, но с большими потерями и далеко не во всех муниципалитетах. О том, что местные выборы в Петербурге слишком грязные, говорили не только противники власти, но и представители городской и центральной избирательных комиссий. В ведомствах даже не исключали частичной отмены муниципальных выборов. Но этого не произошло.

День выборов

Голосование еще не началось, а сообщения о нападениях на членов избирательных комиссий уже начали поступать. Анне Шлейниковой из УИК 1614 плеснули зеленкой в лицо. Члена УИК 1619 Георгия Медвединского неизвестный несколько раз ударил по лицу. Родион Поручиков из УИК 1615 получил удар по голове прямо в помещении комиссии. Нападавшие не понесли наказания.
Вскоре после открытия участков стало известно об аномальном количестве бюллетеней для надомного голосования. Там, где прежде дома делали свой выбор 10-20 человек, с участков выносили сотни бюллетеней якобы старикам и инвалидам. На юге города пачки с бюллетенями в увозили на частных автомобилях. Наблюдатели даже преследовали злоумышленников, но безрезультатно. Вечером люди с уже заполненными листами пытались прорваться на участки для голосования — вернуть бумаги.
Не обошлось без вбросов. На нескольких участках наблюдателям и независимым членам комиссий удалось остановить вкидывание пачек бюллетеней. Их коллеги из Красносельского района зафиксировали «карусели» – голосование одних и тех же избирателей на разных участках. Группы передвигались на арендованных автобусах.

До и после закрытия происходили массовые удаления независимых наблюдателей с участков, нередко с помощью драк и провокаций. В некоторых районах вышестоящие избиркомы запрещали вводить протоколы в систему ГАС-Выборы до середины ночи. В ряде муниципалитетов итоги выборов не могли подвести почти две недели.

Александр Беглов, несмотря на тысячу сообщений о нарушениях, заявил: «Не было скандалов. Были отдельные элементы».
Ночью после выборов в третий раз напали на главу муниципальной кампании Штаба Навального Александра Шуршева. Он заявил о подмене бюллетеней из урн для голосования на бумаги, привезенные из отдела полиции. Похожая информация поступала и из других участков.

Выбрали, но нет

Все это не помешало оппозиционерам взять максимальное за последние два десятка лет число мест в муниципалитетах. Если Единая Россия и ее сторонники раньше занимали 1400 мест из 1560, то теперь меньше тысячи. Депутатами стали 366 человек, поддержанных «Умным голосованием» Алексея Навального. Но во многих округах партия власти осталась в большинстве. Кроме того, муниципалы до принятия полномочий новыми депутатами успели изменить уставы территорий.

Так, в Литейном округе, где победили члены партии «Яблоко», единороссы усложнили выборы главы — вместо половины, нужны теперь две трети голосов, которых у оппозиционеров нет. А в муниципалитете 72, где победили члены «Партии Роста», может появиться запрет на принятие решений, если отсутствует хотя бы один депутат. Таким образом «Единая Россия» пытается парализовать работу округов, в которых партия власти потеряла большинство.

Общество на эту борьбу реагирует безразлично. На митинг против фальсификации выборов пришли менее полутора тысяч петербуржцев. Но впервые за долгое время у оппозиции есть шанс показать, как должны работать политики на местах.

В одном из округов, где победили кандидаты от Партии Роста, заседание муниципального совета началось со снятия портрета Владимира Путина со стены. Если позитивные изменения этим не ограничатся, у оппозиции будет шанс занять больше мест в городском парламенте и выше по вертикали власти. А избиратели, возможно, станут более активно защищать от фальсификаторов сделанный ими выбор.

Роман Перл