В основе западной политики по отношению к России по-прежнему лежит отсутствие доверия и стремление завершить конфликт без капитуляции. С другой стороны, в глазах Запада Россия – прекрасный деловой партнер, поэтому бизнес ожидает возвращения к режиму “business as usual”.

Введенный в 2014 г. режим санкций и констрсанкций в теории воплощает принципиальную позицию ЕС, но в действительности это тупик. Мы не согласны с политикой Кремля и из-за этого вводим против него санкции. Санкции не работают в силу несовершенства самого механизма и очевидной «негерметичности». В результате санкции не приводят к переменам, а со временем начинают быть бременем не только для их объекта, но и для того, кто их ввел.

Все это создает благодатную почву внутри ЕС для все более открытых разговорах об уступках. Громче всех этого требуют деловые круги, которые с нетерпением ждут возможности вернуться на российский рынок. Не удается удержать консенсус и на политическом уровне, поскольку Запад уже давно не функционирует как единый субъект мировой политики и раздираем противоречиями.

Запад предал сам себя

Долгое время политики стран ЕС сохраняли единство в отношении России. Предательство пришло оттуда, откуда никто не ждал: когда за океаном кресло президента США занял Дональд Трамп и начал перестраивать американскую политику. «Бесчинства» Трампа не нашли поддержки в Европейском Союзе.

В настоящее время в глазах обычного немца или француза репутация США уничтожена. Согласно исследованиям, опубликованным в Munich Security Report 2019, в Германии доверие к политическим решениям Владимира Путина декларирует 35% опрошенных, а во Франции – 20%. При этом о доверии Дональду Трампу в Германии заявляет 10%, а во Франции – всего 9% респондентов.

При столь высоком уровне неприязни вряд ли стоит ожидать, что немцы или французы будут готовы следовать пожеланиям Трампа в контексте хотя бы проекта «Северный поток – 2». Скорее наоборот: если американский президент станет агитировать за то или иное решение, оно автоматически будет пользоваться все меньшей популярностью в странах «старого ЕС». Схожим образом поддержку теряют и сторонники Трампа в Европе, например, поляки.

Россия – огромный рынок сбыта

Запад смотрит на Россию не только через призму мира или стабильности в регионе, но и с коммерческой точки зрения. В беседах с производителями и представителями торговых компаний Россия представляется прежде всего как огромный рынок сбыта со слабой внутренней конкуренцией. Благодаря гигантским валютным резервам, Россия – страна макроэкономической стабильности.

Состав российского общества таков, что возможности сбыта в России есть у производителей потребительских товаров от самых дешевых до класса «люкс». А для высокотехнологичной продукции в России попросту нет конкуренции, она полностью импортируется.

В итоге, особенно учитывая спад экономической конъюнктуры в Европе, в т. ч. в Германии, санкции, имеющие прежде всего экономическую подоплеку, становятся ограничением развития европейского бизнеса.

Санкции, наложенные Россией на ЕС, осложняют торговые отношения со всем постсоветским пространством, т. к. Российская Федерация запретила также транзит санкционной продукции по своей территории, что сильно ограничило доступ к таким рынкам, как Казахстан или Узбекистан, а также негативно сказывается на поиске новых рынков сбыта для европейской продукции.

Кто теряет на санкциях?

Российская сторона прекрасно понимает этот механизм и именно поэтому пытается показать, что на ее экономике западные санкции никак сказываются, а если и сказываются, то только положительным образом. По словам Владимира Путина, потери Европейского Союза в результате взаимных санкций с Россией гораздо выше.

Самих же граждан России власть пытается убедить, что благодаря санкциям дела идут в гору у местных производителей, прежде всего продуктов питания. Отсюда взялись почти что церемониальные акции смешивания с землей контрабандного сыра и яблок, которые могли бы конкурировать с собственной продукцией.

Тем не менее агентство Bloomberg утверждает, что с 2014 г. Россия потеряла из-за санкций 6% своего ВВП. Российские власти могут и дальше уверять всех, что несмотря на санкции их экономика процветает, но концентрация внимания на таких тезисах, в т. ч. в европейском информационном пространстве, играет на руку России, т. к. вопреки фактам представляет санкции как способ ослабить российскую экономику.

Ведь важно помнить, что санкции – это всего лишь средство для достижения цели: возвращения Крыма Украине и прекращения поддержки сепаратистов на Донбассе. Однако если смотреть на санкции с этой точки зрения, оказывается, что они не приносят ожидаемых результатов.

Бедный партнер вместо лидера

Европейскому бизнесу нужен выход на российский рынок, особенно если вспомнить, что производители, ориентированные на восток, в одночасье лишились практически полного объема российских заказов. Подобные события происходили и в Польше.

Однако с экономической перспективы Россия не может быть равным партнером для западного бизнеса. Для него роль российской экономики – производить сырье и продукцию с низким уровнем обработки, а в ответ – получать западные товары.

В результате западный бизнес не видит противопоказаний для «размораживания» сотрудничества. Риска, что рынок ЕС наводнят дешевые российские товары, с которыми придется конкурировать местным производителям, – нет. Разве что в энергетической отрасли и сельском хозяйстве, но именно их ЕС тщательно защищает и регулирует.

Российская международная политика в долгосрочной перспективе зависит от отмены санкций. Прежде всего потому, что в данный момент Россия находится в «спячке» экономической конъюнктуры после кризиса 2008 г. Рост ВВП в 1% приводит к тому, что в сравнении с партнерами не только на западе, но уже и на востоке русские скоро будут играть роль «бедного родственника».

Спад экономики также влечет за собой потерю для России статуса притягательного партнера для постсоветских стран. И уж точно Россия перестает быть конкурентом ЕС как целевой рынок сбыта. Украина осознала это уже в 2014 г. А в контексте недавней утечки планов интеграции России и Беларуси было высказано мнение, что интеграция на восток ограничит возможности экономического сотрудничества Беларуси с ЕС.

Слишком дорогая солидарность

В экономическом отношении Запад России не боится, а скорее даже наоборот: именно слабость Российской Федерации в сочетании со значительной степенью стабильности держит западных предпринимателей на низком старте в ожидании отмены санкций. Этого же ждет Кремль, хотя и осознает риски, связанные с попаданием на российский рынок продукции ЕС, с которой российскому бизнесу будет непросто тягаться.

Европейскому Союзу необходимо сохранить единство в своей политике по отношению к России. Такие шаги, как недавнее предложение президента Франции Эмманюэля Макрона, де-факто подразумевающее перезагрузку отношений с Кремлем, недопустимы, т. к. подрывают общую позицию и дают российской стороне повод убеждать своих граждан в том, что сопротивление Запада вот-вот будет сломлено.

Несмотря на то, что заявляет Россия, ЕС не ставит задачи ее уничтожения или ослабления. Цель – возврат ситуации к состоянию до 2014 г. С точки зрения российских элит это абсолютно исключено. Но пребывание в таком тупике мучительно, поэтому можно ожидать, что санкции в конце концов будут отменены, а отношения между ЕС и Россией перейдут в режим “business as usual”.

Бартош Теславский