Парадокс оскорбления: чьи чувства защищает Уголовный кодекс Польши

В Польше защищаются не только религиозные чувства, но также например…  памятники. Уголовное преследование по таким статьям приводит к парадоксам, которые описывает адвокат и правозащитник Радослав Башук, специализирующийся в делах по гражданским свободам.

Если посмотреть на нормы уголовного права Польши, может создаться впечатление, что поляки — общество с чувством чрезмерной чувствительности. Также, как и в других странах часть положений Уголовного кодекса Польши предусматривают ответственность за оскорбление. Однако интересно то, что же именно запрещено оскорблять в Польше.

Самое очевидное оскорбление — оскорбление человека — преследуется в лишь порядке частного обвинения. В то время, как все остальное преследуется непосредственно государством. Так, оскорбление государственного должностного лица, публичное оскорбление президента Республики Польша, главы иностранного государства, главы его дипломатического представительства или лица, пользующегося подобной защитой, группы населения или конкретного лица из-за его национальной, этнической, расовой, религиозной принадлежности, командующего и подчиненного в армии, трупов, человеческих останков или мест упокоения – оскорбление всего этого преследуется в рамках государственного обвинения.

Также в Польше привлекают к ответственности за публичные оскорбления таких сложных субъектов, как Народ или Республика Польша, ее конституционное институты и даже предметы архитектуры: эмблемы, флаги, места религиозного культа, и, наконец, памятники или места исторических событий.

По моему убеждению, оскорбление памятника — это совершенно головокружительная юридическая конструкция. Камень, бронза или что-то еще, из чего сделан памятник, оскорблению не подлежит. По историческим и культурным причинам также невозможно получить убедительные показания увековеченного в памятнике лица или героя относительно того, был ли он задет потенциальным оскорбительным поведением злоумышленника.

В этом случае предполагается, что, хотя злоумышленные действия направлены на памятник, преступление касается чувств людей, для которых этот памятник важен как воплощение определенных ценностей. Памятник становится внешним проявлением памяти об определенных ценностях.

То же самое относится к оскорблению религиозных чувств через оскорбление объекта религиозного поклонения. В этом случае уголовное право призвано предотвратить поведение, которое создает чувство душевного дискомфорта, связанное с чувством неуважения к вере, как  совокупности философских догм и ценностей, типичных для данного культа.

Около десяти лет назад философ Паоло Флорес д’Арке задал вопрос: включает ли свобода вероисповедания свободу критиковать и даже высмеивать другие убеждения, или же она прекращается там, где ее использование может оскорбить другие убеждения? Кто проводит грань между критикой и оскорблением, между праведным и кощунственным? Его ответ был таков: моя свобода заканчивается там, где начинается ваша.

Ваша свобода, но не чувствительность.Обозначение границ свободы чувствительности — это легитимизация силы эмоций.

Ведь это создает парадокс: чем раздражительнее истец, тем больше свободы приходится ограничивать у ответчика.

Чувства, память и ощущение комфорта — чрезвычайно сложные сущности. Уголовное право, если оно направлено на укрепление порядка в общественных отношениях, не самый лучший инструмент для их защиты. В основе общественного строя лежит не одномерность, а поиск ответов на вопрос: как примирить индивидуальное стремление к добру с множеством видений его достижения?

Справедливость заключается не в объявлении ценностей, а в отношении к ним.

И что тогда сделать с нашими памятниками? Будут ли они для нас лишь ориентирами на картах городов, никого не раздражая и не оскорбляя? Или, может быть, нужно вселить в них настоящую память, предоставить им место в общественном пространстве, пригласить их участвовать в нашей жизни, эмоциях и спорах, позволить им поговорить с нами о важных вещах, здесь и сейчас?..

Радослав БАШУК, адвокат, защитник в судах, общественный правозащитник

Перевод: игис

 Фото: Верховный суд Польши, wikipedia.pl

Фото: Верховный суд Польши, wikipedia.pl