Расшатанный компромисс: как католический радикализм вывел на улицы тысячи полек

В Польше — второй месяц начавшегося в конце октября протеста «Общепольского женского страйка». Этот протест вызван решением Конституционного суда полностью запретить аборты. Протест — мирный, хотя и проходит под достаточно вульгарным лозунгом: «Уё..ывайте».

Сегодняшний протест в Польше — это продолжение так называемых «чёрных протестов» 2016 года (подробнее о них — здесь). Его координатором является общественное движение — Общепольская забастовка женщин — которое в течение трех лет существовало благодаря женской солидарности. Сегодня главной опорой этого протеста является взаимопомощь: люди, выходящие протестовать, знают, что в случае неприятностей с полицией им будет оказана юридическая и финансовая помощь движения.

 

Почему аборты?

Конституционный суд Польши 22 октября вынес решение о запрете абортов по эмбриопатологическим причинам — он счел это условие неконституционным. Таким образом, в Польше были практически запрещены все легальные аборты. До сих пор именно по эмбриопатологической причине производилось большинство абортов в Польше — законодательство об абортах было самым жестким в ЕС, но предполагало возможность аборта в случае изнасилования, угрозы для здоровья матери или тяжелого заболевания плода. Слишком жесткое законодательство было предметом критики в течение всей истории современной Польши, по его поводу дискутировали также во время принятия польской Конституции в 1997 году — тогда вопрос абортов стал предметом торга между правительством и Католической церковью, выступающей за полный запрет.

Со временем вопрос женских прав стал звучать громче именно через вопрос легализации абортов.

 

Забастовка по всей стране как механизм давления

Нельзя сводить начавшиеся в октябре протесты исключительно к вопросу ужесточения законодательства по поводу абортов. Сегодняшний Конституционный суд Польши фактически незаконен — в нем заседают так называемые «судьи-дублеры», назначенные правящей партией «Право и справедливость» (ПиС) сразу после прихода к власти в 2015 году с нарушением норм закона.

Радикальное ужесточение законодательства вызвало глубокое возмущение даже среди сторонников ПиС: решение Суда поддержало лишь 13% поляков.

Потому в стране началась женская забастовка. Это — уникальный метод, который уже был испробован в 2016 году. Регулярно участники женской забастовки блокируют улицы в городах, устраивают марши, протестуют под государственными органами. В заявлениях женщин звучит требование, что пора изгнать поколение «дедушек» из польской политики: «дедушка» — символ тех людей, которые 20 лет назад, без участия женщин, заключили «компромисс» с Церковью, жестоко запрещающий полькам делать аборты.

Протест женщин вышел вне границ самого решения по абортам. Комитет забастовки выдвинул более широкие: отставка главы Конституционного суда Юлии Пшилембской, назначение не зависящего от правящей партии омбудсмена (пока парламент не смог договориться о новой кандидатуре омбудсмена), прекращение финансирования Церкви из государственного бюджета и даже роспуск правительства. Протесты проходят в нескольких сотнях городов страны, включая даже небольшие населенные пункты. Согласно опросам, во время протеста поддержка правящей партии резко упала (на более, чем 10%). Правительство, удивленное масштабом протестов, до сих пор не опубликовало постановление Конституционного суда, что необходимо для вступления решения в силу. Фактически запрет абортов находится сейчас в замороженном состоянии.

Как это выглядит действии? В Польше 28 октября прошла общенациональная женская забастовка под лозунгом «Мы не будем работать». В тот день женщины массово уходили в отпуск или закрывали свой бизнес.

Самая крупная демонстрация женской забастовки прошла 30 октября под лозунгом «На Варшаву». В столицу съехались люди со всей страны — сто тысяч человек прошли от центра столицы до дома лидера правящей партии Ярослава Качиньского в окружении полицейского кордона. Тогда полицейские не вмешивались в протест. По информации некоторых СМИ, комендант варшавской полиции, вопреки требованию Качиньского, отказался разогнать демонстрацию силой. Изначально полиция сосредоточила внимание на защите демонстрантов. Позднее ситуация изменилась, и полиция стала более жесткой, начались массовые задержания. В ноябре против демонстрантов полиция использовала силу, слезоточивый газ, и даже полицейские провокации, что было раскритиковано действующим польским омбудсменом Адамом Боднаром и правозащитными организациями. Женские организации также ведут переговоры с профсоюзами и профильными организациями, разочарованными в работе действующего правительства (например, Союзы сельхозпроизводителей и предпринимателей).

 

Консервативные фундаменталисты — как они действуют в Польше?

Дискуссия о запрете абортов разгорелась в начале 1990-х годов во время демократических реформ, с появлением свободного рынка. Несмотря на трансформацию, власть в Польши, как и в других странах региона, оставалась в руках мужчин. В то же время, огромное влияние было у польской католической церкви, которая занимала важное место в антикоммунистическом движении. Епископы настаивали на ужесточении правил, угрожая, что не поддержат вступление Польши в Европейский Союз. В таких условиях был принят так называемый «компромисс по абортам» в 1993 году, заключенный политиками с духовенством. В стране была отменена возможность проведения аборта по требованию.

В 2013 году в Польше появилась исповедующая католический консерватизм организация «Ordo Iuris» — ее представители поставили цель ужесточить закон об абортах. По мнению польской женской активистки Клементыны Суханов, «Ordo Iuris» является частью фундаменталистской сети «Agenda Europe»: ее целью является поляризация общества для введения авторитаризма, ограничения прав человека и ослабления демократии. Суханов указывает, что финансовые пути «Ordo Iuris» ведут в Кремль — власти России таким образом пытаются ослабить ЕС через поддержку праворадикальных сил.

Члены «Ordo Iuris» с 2015 года начали проникать в правительственные структуры Польши. Именно благодаря их действиям министр юстиции Польши Збигнев Зёбро хотел денонсировать Стамбульскую конвенцию, была предпринята попытка добавить в Закон о противодействии домашнему насилию положение о том, что однократное избиение партнера не является насилием, а в 2017 году Сейм запретил продажу таблетки экстренной контрацепции без рецепта врача.

 

Расшатанный компромисс

Идеи, пропагандируемые «Ordo Iuris», попали на благодатную почву. Церковь настаивала на запрете абортов в обмен на поддержку, оказанную партии власти на выборах. Несколько лет назад тон дискуссии о женских правах начала задавать женщина, Кая Годек, радикально консервативный юрист и мать ребенка с синдромом Дауна. Она активистка, связанная с радикальной националистической группой «ONR» (Национально-радикальный лагерь). Ее фонд спонсирует ездящие по городам грузовики, на которых изображены плакатами с гомофобными лозунгами, звучащими также с громкоговорителя.

Именно Годек внесла в Сейм инициированный собственным движением гражданский законопроект, названный «Остановить аборты». Вместе с тем, в 2018 году депутаты PiS с помощью «Ordo Iuris» подали в Конституционный суд заявление о признании легального до сих пор эмбриопатологического аборта неконституционным.

Постановление Конституционного суда по этому делу вызвало продолжающиеся в Польше общественные протесты. Возможно лоббисты ужесточения законодательства считали, что пандемия удержит людей от выхода на улицы. Однако произошло по-другому.

Самая многочисленная группа, принимающая участие в нынешних протестах, — это школьная молодежь и студенты. До сих пор это поколение держалось вдали от антиправительственных протестов. Тем не менее, именно они громко заявили, что Церковь — это скомпрометированное учреждение, заметающее следы собственных преступлений (в частности педофилии). У молодого поколения есть доступ к независимым СМИ, а государственное телевидение для них похоже на сюрреалистический сериал «Netflix». Часто эти молодых люди — неверующие (в Польше один из самых высоких спадов религиозности в Европе, главным обрезом среди молодежи).

Решив запретить аборты, польское правительство усугубило все накопившиеся разочарования молодого поколения: женщинам надоел патриархат, молодым людям надоела Церковь, жителям городов надоел правый популизм. Молодые люди борются за свою свободу — в сегодняшней Польше ее воплощением стало право на аборт. Последние протесты также показали: Польша вовсе не католическая, как считают в мире. Образ Польши как бастиона католицизма — это субъективное восприятие этой страны лет 30 лет назад, которое на самом деле сильно изменилось.

 

Агнешка ЛЯФЕРИ — полонистка, гражданская активистка

Фото: wikipedia.org/Jakub Hałun, октябрь 2020 г., Краков

 Фото: wikipedia.org/Jakub Hałun, октябрь 2020 г., Краков

Фото: wikipedia.org/Jakub Hałun, октябрь 2020 г., Краков