Консервативная и зависящая от традиционных СМИ: как выглядит блогосфера в Польше

В октябре Конституционный суд Польши поставил под сомнение конституционность абортов в случае необратимых дефектов плода, фактически запретив более 90% случаев легальных абортов в стране. Это вызвало массовые уличные протесты, во время которых организаторы и участники впервые в Польше начали использовать коммуникатор Telegram в качестве основного средства коммуникации.

 

Фото и репортажи с акций протеста в Польше попали в мировые СМИ, а известная модель Аня Рубик даже рассказала о положении польских женщин в российском и украинском изданиях «Vogue». Масштаб общественного гнева, спровоцированного решением Конституционного суда, само по себе новость.

Но есть в нем одна интересная деталь.

До недавнего времени мало кто в Польше знал о существовании коммуникатора Telegram и его различных функциях, хотя мнения о безопасности данных в Telegram разделились. Этим приложением до сих пор пользовались те, у кого были тесные связи с Россией: например, эксперты, заметившие перемещение значительной часть жизни российской жизни в Telegram-каналы.

Все изменилось в августе. Польские СМИ обратили внимание, что Telegram оказался наиболее стойким в ситуации интернет-блокады Лукашенко в соседней Беларуси. Поляки также отметили внимание на роль Telegram-канала «НЕХТА» в координации белорусских протестов.

Именно тогда, наблюдая за Беларусью, многие мои знакомые из «польской» части списка контактов начали использовать Telegram. Через несколько недель эта ситуация повторилась — но уже в связи с польскими женскими протестами. Это — сигнал, что в польской блогосфере могут произойти серьезные изменения. Чтобы понять их направление, нужно на мгновение вернуться в прошлое.

Анна Литвиненко, доктор философии Свободного университета в Берлине (Freie Universität) исследует российские средства коммуникации, чтобы сравнить их со СМИ в Европе.

— Существует два важных фактора, которые влияют на инертность инноваций в медиа, — считает она. — Первый — это экономика, т.е. старые бизнес-модели еще работают, и СМИ продолжают в рамках этих моделей зарабатывать деньги. Второй — это доверие аудитории. Пока традиционные СМИ удовлетворяют людей, нет необходимости искать новые форматы.

К этому следует добавить политический и общественный контекст. Литвиненко замечает, что в России, где приходится постоянно искать способы, чтобы не подчиняться желанию режима полностью контролировать информацию, возникают инновационные медиа-проекты. Тем временем в Германии ещё не потеряли популярность традиционные печатные газеты, разве что аудитория чаще пользуется их онлайн-версиями.

Польский медиарынок и сопутствующая ему общественная медиасфера с момента появления соцсетей все еще традиционны и устойчивы. Парадокс в том, что на самом деле польским СМИ некогда было устояться. Они, как и в других странах социалистического лагеря, формировались непрерывно в течение последних тридцати лет. Это иная ситуация, нежели медиарынок в Западной Германии, Франции или США.

Тем не менее, несколько польских медиа гигантов сумели закрепить свои позиции на польском рынке СМИ, хоть его картина была довольно простой.

С одной стороны это крупные либеральные средства массовой информации (концерн «Agora», выпускающий ежедневное издание «Gazeta Wyborcza», или группа телеканала TVN), с другой — несколько право-консервативных медиа-проектов, поддерживаемых правящей сегодня в Польше партией «Право и справедливость».

Между этими полюсами, которые радикализировались вместе с ростом общественной поляризации в стране, оставалось немного места. К тому же, в Польше есть национальные общественные СМИ, все время подверженные попыткам правящих партий использовать их ради своей политической выгоды. Но с 2015 года, с момента прихода к власти «Права и справедливости», эти СМИ стали открыто и без стеснения заниматься политической пропагандой.

 

Страна традиционного Интернета

Казалось бы, что эта модель функционирования СМИ могла повлиять на развитие блогосферы. В Польше существует эта ниша, но в отличие от России «блог» не ассоциируются не с политикой, а скорее с лайфстайлом: мода, путешествия, кулинария, хобби.

Политических блогеров в Польше немного, а их влияние измеряется даже не количеством просмотров их личных сайтов или аккаунтов в соцсетях, а тем, приглашаются ли они в крупные СМИ со своими комментариями.

Если в России блогосфера — это некое отдельное медиа сословие, то в Польше традиционные СМИ являются первичными по отношению к Интернету. В Польше до сих пор нет ощущения политической цензуры во всем традиционном медиапространстве, потому нет необходимости искать «истину» в альтернативном мире. В плане соцсетей Польша также не отличается от других стран: здесь главные позиции заняли Facebook i Тwitter, которые очень скоро разделились по специализациям. Facebook в Польше — связан с общественной или культурной сферой, а Тwitter — это поле журналистов и политиков.

 

Изменения грядут

Тем не менее, картина польского медиарынка в последнее время меняется, может быть ещё не стремительно, но заметно. Часть польского общества устает, как от провластной пропаганды национальных СМИ, так и от предложения крупных частных медиа компаний, которые упустили некий дух времени.

Когда в стране начались массовые протесты женщин, в эфире частных телеканалов эти вопросы комментировали в основном мужчины — католики среднего возраста. Традиционные СМИ не сразу сумели отразить и передать общественные настроения, уловить смысл происходящего. Это привело к падению доверия и разочарованию.

СМИ в Польше меняются также благодаря журналистам, недовольным царящей в медиасфере поляризацией между главными политическими силами.

Все больше журналистов и общественных деятелей уходит в разновидные жанры частной журналистики — видеоблоги или подкасты —, начинают собственные медиапроекты. Так случилось с Третьей программой польского общественного радио: после конфликта с правлением большинство известных журналистов уволилось и создало собственную радиостанцию в Интернете, которая финансируются напрямую слушателями в форме донатов.

В Польше сейчас происходит поколенческое изменение. В последних протестах особо активно участвует молодежь, но напрасно искать посты об этом в Фейсбуке или Твиттере. Молодые люди предпочитают TikТоk, и именно там можно найти самые интересные видео-материалы.

Пока что Telegram стал коммуникатором женского протеста внутри него — такое же явление было в других странах, в Беларуси или Гонконге. Однако, возможно вскоре в Польше возникнут анонимные и публичные каналы, на которые подсядут и широкие слои общества.

 

Паулина СЕГЕНЬ, журналистка, репортер

Фото: Pixabay

 Фото: Pixabay

Фото: Pixabay