Почему в Польше не фальсифицируют выборы?

О разнице в избирательных процессах в Польше и России пишет Матэуш Баек, наблюдатель за выборами в Польше и странах постсоветского пространства, представитель варшавского фонда «Ответственная политика».

 

Наш опыт. В течение многих лет польские наблюдатели получали опыт исключительно за пределами своей страны, работая в рамках международных наблюдательных миссий. Причиной такого положения вещей было отсутствие правовых норм, позволяющих наблюдать за выборами на родине. Наблюдать за ходом голосования можно было только так называемым «доверенным лицам» («mężom zaufania») — это были представители избирательных комитетов, которые в силу своей прямой связи с политиками не занимались независимым анализом избирательного процесса. Тем временем именно независимый анализ — одна из основных целей работы наблюдателей за выборами.

Первые положительные изменения в избирательном законодательстве Польши произошли в 2011 году, когда в кодекс были внесены положения, позволяющие международным наблюдателям осуществлять наблюдение за выборами в Польше. Поскольку тогда польским наблюдателям не удалось добиться возможности внутринационального наблюдения, закон начали обходить. В 2015 году Кароль Бийос (нынешний глава Фонда «Ответственной политики» — FOP) и Славомир Шишко организовали две международные миссии по наблюдению за президентскими и парламентскими выборами в Польше, хотя в команду входили… наблюдатели из Польши! Участниками этих миссий, благодаря которым они могли быть признаны международными, были также российские наблюдатели из движения «Голос». С 2015 года мы вместе с представителями «Голоса» уже 4 раза наблюдали за выборами в нашей собственной стране.

В последующие годы представители Фонда лоббировали возможность внутринационального наблюдения за выборами среди политиков, на митингах, встречах в офисе омбудсмена.  Благодаря этому польские парламентарии обратили внимание на абсурдность польского законодательства. В 2018 году в Избирательный кодекс Польши были внесены положения, разрешающие национальное наблюдение за выборами польскими наблюдателями. Таким образом, мы получили право наблюдать за польскими выборами, чему способствовало сотрудничество с нашими зарубежными партнерами.

 

Как российские наблюдатели оценивают польские выборы?

Наблюдатели из России, следившие вместе с нами за польскими выборами, часто обращали внимание на несовершенство процесса. Так, члены избирательных комиссий очень часто игнорируют польское законодательство. У российских наблюдателей неприятное впечатление чаще всего возникало при наблюдении за работой после закрытия участковых избирательных комиссий, при подсчете голосов.

Многие наблюдатели отмечали, что члены некоторых из польских избирательных комиссий подсчитывают голоса хуже, чем члены участковых избирательных комиссий в России: в России хотя бы боятся обходить закон в присутствии наблюдателей. Кроме того, российские наблюдатели отметили, что польский закон во многих отношениях неточен — вместо того, чтобы облегчить работу членам комиссии, он побуждает их совершать ошибки.

В конце концов, наши российские партнеры задали вопрос: как вообще возможно, что, имея худшее чем российское, законодательство и игнорируя его положения, выборы в Польше не фальсифицируют? А может, их все-таки фальсифицируют?

 

Почему члены избирательных комиссий в Польше работают честно?

Первая и, пожалуй, самая важная особенность, которая отличает польские выборы от российских — это форма избирательных комиссий. Члены российских избирательных комиссий избираются на срок полномочий, а состав комиссий часто назначается заранее местными властями. В то же время большинство членов избирательных комиссий в Польше — обычные честные граждане, назначаемые принимающими участие в выборах избирательными комитетами. Эти люди выдвигаются в состав избирательных комиссий независимо, перед каждыми выборами, а в итоге их состав меняется от выборов к выборам. В такой ситуации практически невозможно, чтобы одни члены комиссии, связанные с какой-либо политической силой, преобладали над другими. Политическое разнообразие — это ключ к тому, что люди следят друг за другом во время работы, что позволяет избежать системных фальсификаций на выборах.

Почему в Польше нет вбросов, накруток явки и массовых фальсификаций при подсчете голосов? Благодаря существующей системе избрания членов избиркомов, которая гарантирует баланс различных политических сил, отсутствуют известные на российских выборах ситуации — такие как вбросы, «подкрутка» явки избирателей или массовые фальсификации при подсчете голосов. Комиссия, состоящий из сторонников различных политических сил, не в состоянии системно повлиять на результаты подсчета. Точно так же трудно представить, что в присутствии других членов комиссии кто-либо сможет выдать избирателю более одного бюллетеня, чтобы он мог совершить вброс, или что член избирательной комиссии подпишется за десятки или сотни не голосовавших избирателей. Законодательные положения также препятствуют незаконному вбросу голосов в урну для голосования — трудно представить, чтобы избирательная комиссия вышестоящего уровня приняла протокол голосования, в котором проголосовало бы намного больше людей, чем подтвердило получение бюллетеня своей подписью.

Многократно не голосуем, протоколов не подделываем. Точно так же в польских избирательных комиссиях трудно представить известную из России ситуацию — многократное голосование. Правила ведения списков избирателей в Польше, а также составление списков избирателей в конкретных избирательных комиссиях очень строгие. Кроме того, в Польше работает чрезвычайно профессиональная и в целом аполитичная избирательная администрация. Избиратели, решившие голосовать в другой избирательной комиссии, исключаются из их списка в своей «обычной» комиссии. Избирательная администрация либо зачисляет их в «новую» комиссию, либо (если избиратель еще не знает, где будет голосовать) выдает им свидетельство с голограммой (открепительный талон) — по которому можно проголосовать лишь раз в комиссии по требованию. В таких условиях никто не сможет проголосовать несколько раз в одной и той же комиссии или в нескольких.

Благодаря профессиональному и аполитичному Избиркому, а также членам избирательный комиссий, которые следят за работой друг друга, трудно представить, что кто-либо в силах подделать протокол выборов. В Польше невозможно, чтобы члены избирательной комиссии насчитали одни результаты голосования, а иные опубликовали на сайте Центральной избирательной комиссии (результаты по каждому участку в Польше публикуются спустя день—два после голосования).

Избиратели не обязаны голосовать. В Польше, в отличие от России, также нет традиции принуждения людей к участию в выборах. Неизвестны ситуации, когда целые предприятия отправляются в избирательные комиссии, а работники должны сообщать начальнику о факте голосования. В Польше нет политической традиции, допускающей такую возможность. Демократическая альтернатива принуждению людей к голосованию — это использование политического пиара, лозунгов, посланий к конкретным социальным группам, чтобы убедить их проголосовать.

Сознательные и непреднамеренные действия, искажающие результаты выборов, в Польше также случаются, но в небольших масштабах. Хотя польская избирательная система исключает возможность крупномасштабных фальсификаций на выборах, она не застрахована от ошибок и непреднамеренных фальсификаций. Самыми известными примерами таких ситуаций был, например, подкуп избирателей во многих регионах Польши алкоголем или небольшими суммами (выборы в местные органы власти). Автору известны также ситуации, когда члены избирательных комиссий пытались приписать кандидатам «пустые» бюллетени или наоборот, признать недействительные бюллетени с несколькими «галочками» действительными, в зависимости от интереса партии, которую они представляют. Тезис фальсификации выборов также используется в политическом языке —  так, представители правящей в Польше партии «Право и справедливость» пытались убедить общественное мнение, что местные выборы 2014 года в Польше были сфальсифицированы, хотя не предоставили никаких доказательств. В ноябре 2014 года лидер партии Ярослав Качиньский даже заявил, что

«Выборы сфальсифицированы. Нужно только точно определить, в какой степени и кто несет прямую ответственность за это, потому что невооруженным глазом видно, кому это выгодно», — намекал Качиньский на своих политических оппонентов.

Помимо фактических фальсификаций на выборах, в Польше существуют влияющие на результаты выборов незаконные практики, хоть их нельзя назвать преднамеренными фальсификациями. Бывает, что во время подсчета голосов члены участковой комиссии теряют один либо два голоса, и тогда, чтобы не тратить времени на пересчет голосов, решают передать недостающий голос… одному или двум самым «сильным» на этом участке кандидатам. Наши российские коллеги также наблюдали ситуацию, когда члены избирательной комиссии консультировались с главой местного самоуправления, правильно ли они подсчитали результаты. Между тем это запрещено польским законодательством!

Итог. Польские выборы, несмотря на несовершенство польского законодательства и зачастую непрофессиональную работу членов избирательных комиссий, являются одной из основ нашей политической системы, позволяющей нам говорить о Польше, как о демократической стране. Помимо профессиональной и аполитичной избирательной администрации это обеспечивается способом формирования участковых избирательных комиссий. Члены избирательных комиссий набираются среди сторонников различных политических сил, и, как следствие, взаимно контролируют свою работу. Таким образом, голоса в Польше обычно подсчитываются справедливо, а случаи фальсификации выборов редки и не имеют влияния на их результаты.

 

Матэуш БАЕК, Фонд «Ответственная политика» (Варшава)

Фото: Freerussia.eu

 Фото: Freerussia.eu

Фото: Freerussia.eu