«Сумерки демократии»: Энн Эпплбаум — о своей новой книге

Польское издательство «Агора» 9 декабря представляет польский перевод последней книги американской журналистки, лауреата Пулитцеровской премии, автора популярных работ по преступлениям сталинизма Энн Эпплбаум «Сумерки демократии» (пол. Zmierzch demokracji, англ. Twilight of Democracy). В США книга вышла летом этого года.

Эпплбаум в очень личном тексте описывает все, что случилось между новогодним приемом, который она с мужем, бывшим министром иностранных дел Польши Радославом Сикорским, устроили в конце ХХ века, и новогодней вечеринкой 2019 года.

У Эпплбаум — много влиятельных друзей в странах, оказавшихся в «сумерках демократии». Опираясь на свои воспоминания и разговоры со знакомыми, оказавшимися по разные стороны баррикад, журналистка пытается ответить на вопрос: почему некоторые друзья и знакомые с тех пор не хотят даже разговаривать по телефону? Какие между ними возникли различия? Что случилось с Польшей, которая за это время достигла неоспоримых политических, экономических и культурных успехов? Что случилось с Европой и Америкой? Почему демагоги снова стали побеждать, как, в конце концов, диктаторы используют пандемию коронавируса?

Эпплбаум пишет о Польше Качиньского, Венгрии Орбана, Британии брекзита, о путинской России, и наконец, о своей родной стране — США — и президентстве Трампа. Параллели, указывающие на «упадок демократии», очевидны. Но что должно произойти, чтобы вернуться на демократический путь?

Начиная и заканчивая свою книгу новогодней вечеринкой, Эпплбаум отмечает, что праздник — это метафора, описывающая совсем не праздничное настроение: «Спустя 20 лет я начала думать о том, кто к нам тогда пришел. И поняла — как странно, что я дружила с этими людьми. Я хотела понять, что же произошло за это время», — говорит она в интервью изданию «Gazeta Wyborcza».

«Это книга о том, какие огромные исторические изменения произошли и как они повлияли на жизнь моих друзей. Для некоторых из них — в Польше, но также в США, Венгрии и Англии — успех Запада после падения коммунизма был недостаточным. Они и до этого были радикалами, находились где-то возле политики. Но обычной жизни им было мало: бизнес для них не был интересен. Они не хотели быть демократическими политиками и строить дороги или мосты. Проект модернизации им наскучил. Им нужен был радикализм, и они ушли в крайне правые движения», — говорит Эпплбаум.

Она сравнивает несколько стран, выясняя поводы радикализма. По ее наблюдению, для правых сил в Соединенных Штатах американская цивилизация «выродилась» в религиозном, моральном и демографическом плане. В Польше признаком «вырождения» стало то, что все меньше людей стали ходить в церковь.

«В этом нет ничего нового. В Германии XIX века, когда люди переезжали из деревни в города, меняли образ жизни, богатели, возникали очень похожие чувства. Это было культурное отчаяние. Мы что-то потеряли, говорят ультраправые, что-то важное для нашей идентичности. Капитализм и модернизация не удовлетворяют потребности в единстве и не дают чувства принадлежности к чему-то большому.

Возможно, мы богаче, но наше общество менее благородно, менее религиозно, менее патриотично. Именно такими настроениями воспользовались авторитарные политики и интеллектуалы для построения нового типа сообщества: племенного, объединенного против общего врага», — утверждает Эпплбаум.

В то же время, авторитарному политику нужны журналисты, интеллектуалы, мыслители, которые помогут обуздать недовольство людей и превратить его в политическое движение.

«Работая в сталинских архивах, я хотела понять мотивы людей, управлявших системой. История Украины 1930-х годов — это не только убийство государством своих граждан, но также сотрудничество людей с режимом. Почему они убили своих соседей? Я всегда старалась представить историю с точки зрения отдельных людей: граждан, номенклатуры, офицеров. Просто это так не похоже на статистику. Самые интересные моменты прошлого показывают, как большая политика меняет жизнь простых людей. Об этом собственно и все мои книги», — говорит Эпплбаум.

В своей книге Эпплбаум вспоминает также Смоленскую авиакатастрофу 2010 года — продолжавшуюся некоторое время атмосферу единения поляков внутри страны, единения с Россией. Несмотря на это, спустя некоторое время из этой атмосферы вырос глубокий раскол.

 

«Мой муж (тогдашний глава МИД Радослав Сикорский) знал практически всех, кто тогда летал в Смоленск, включая бортпроводников. После катастрофы Польшу охватил траур. Атмосфера в стране напоминала ту, что охватила Соединенные Штаты после 11 сентября. Телеведущие носили черную траурную одежду; в нашей варшавской квартире собравшиеся друзья говорили о случившемся в темном влажном русском лесу. Мои воспоминания — хаотичны и запутаны. Я помню, как пошла в магазин за черным костюмом на траурную церемонию; помню одну из вдов, такую хрупкую, что она еле стояла на ногах, рыдая на похоронах мужа. Мой муж, не полетевший с президентом на этом самолете, каждый вечер встречал в аэропорту гробы с телами погибших. Сначала казалось, что эта трагедия объединяет людей. Ведь в самолете летели политики всех партий, а похороны шли по всей стране. Даже Владимир Путин, тогдашний премьер-министр России, выглядел взволнованным. Он приехал в Смоленск в день катастрофы, а вечером встретился с премьер-министром Польши Дональдом Туском. На следующий день один из самых популярных российских федеральных телеканалов показал трогательный и очень антисоветский художественный фильм Анджея Вайды „Катынь”. Никогда раньше в России — и никогда после этого — ничего подобного не показывали публике. Однако катастрофа не сблизила людей». (фрагмент книги)

 

Ред.

Фото: промоматериалы

 Фото: промоматериалы

Фото: промоматериалы