Рассредоточенная проверка конституционности: как граждане в Польше проверяют закон

После ужесточения законодательства, ограничивающего права граждан на мирные собрания (2017 г.), польские активисты начали использовать метод так называемого «рассредоточенного конституционного контроля» законодательства. Собрания просто не регистрируются в муниципалитете, в связи с чем полиция выписывает активистам штрафы (за нарушение порядка, блокировку улиц, а в последние месяцы — за нарушение карантинных ограничений и т.д.). После этого активисты через суд доказывают неконституционность закона, ссылаясь на ст. 57 Конституции Польши, которая гарантирует свободу собраний, таким образом ссылаясь на верховенство конституционного права, аннулируют штраф. Как обосновывается защита активистов — описывает Радослав Башук, адвокат во многих делах общественных деятелей. Кстати, во всех делах по защите гражданских активистов он выиграл с госорганами (чаще всего полицией).

 

Право на суд, как с точки зрения конституции, так и с точки зрения конвенций — это не только право на публичное слушание дела компетентным, независимым и беспристрастным судом. Это также — даже прежде всего — право на справедливое судебное разбирательство.

Судебное разбирательство по уголовному делу с точки зрения системы и уголовное разбирательство, проводимое по конкретному делу, должны быть справедливыми. В обоих случаях цель — справедливо разрешить дело после того, как оно было тщательно изучено.

Если принципом и целью уголовного судопроизводства есть справедливость — то справедливым приговором будет тот, который не только соответствует требованиям правовой и процессуальной справедливости, но и отвечает постулату материальной справедливости.

Справедливость — это аксиологическая основа и смысл закона.

Уголовно-процессуальный кодекс и кодекс правонарушений Польши только в одном случае прямо ссылаются на понятие справедливости. Оно позволяет суду изменять или отклонять решение по апелляции в пользу обвиняемого, если решение оказывается в высшей степени несправедливым.

С одной стороны, следует исходить из того, что закон предусматривает возможность вынесения судами несправедливых судебных решений. С другой стороны, поддержание крайне несправедливого решения неприемлемо с точки зрения правовой системы до такой степени, что суд обязан рассматривать грубую несправедливость даже в случае отзыва апелляции.

Концепция грубой несправедливости касается не самого приговора, а оценки последствий его оставления в законном обороте. Судебное решение, оцениваемое по критерию справедливости, не рассматривается исключительно с использованием правовых инструментов. Оценивая приговор с точки зрения его справедливости, мы не всегда учитываем, нарушает ли оно постановления, правильно ли установлены факты и является ли наказание адекватным.

Вынесение приговора предполагает наличие ориентира, на который суд будет ссылаться в своей оценке.

Таким фундаментом являются аксиологические основы права, чувство общественной справедливости, ценности, признанные важными, конституционные ценности и ценности правовой системы.

Чувство справедливости — это не столько юридическая категория, сколько этическая, моральная и даже политическая (здесь под «политикой» понимаем не только стремление участвовать во власти по Веберу, но, прежде всего, заботу об общем благе по Аристотелю).

Таким образом, отправной точкой для справедливости являются такие ценности, как истина, свобода, врожденное чувство человеческого достоинства, а также следующие из этого правила и принципы, на которых мы основываем правовую систему.

Если справедливое судебное решение должно учитывать ценности, стандарты и принципы, то использование рассредоточенной проверки конституционности закона судами — это ответ на несправедливое законодательство.

Такая проверка необходима для достижения справедливости. Рассредоточенный конституционный контроль — это важный метод реализации справедливости и верховенства права.

Суть его состоит в наиболее радикальном из действий — когда гражданин через суд добивается отказа от применения нормы, несовместимой с конституционными правилами, ссылаясь на то, что ее использование в качестве основы для вынесения судебного решения по отдельному делу приведет к несправедливому судебному приговору.

Такие ситуации являются исключительными. Гражданин в этих случаях ссылается на прямое применение Конституции (даже в уголовных делах). Результат такой интерпретации не обязательно ведет к отказу от применения предписания. Однако это может, всегда в индивидуальном случае, ограничить сферу его применения, исключить такую возможность его толкования, которое не может быть совместимо с Конституцией, и, наконец, привести к дополнению нормы смыслом, прямо не выраженным в положении и вытекающим из ценностей, правил и принципов, создающих аксиологически приемлемый правовой порядок — конституционный строй.

Так, нет ничего неконституционного в положении, предусматривающем ответственность за блокирование или создание препятствий движению на дороге общего пользования. Не вызывает сомнений возможность привлечения гражданина к ответственности за такое действие. Но если за это действие преследуются участники мирного собрания, не пресеченного властями на законных основаниях, то в случае такого преследования могут быть нарушены принципы. В данном случае здесь имеется в виду простое применение норм, содержащихся в этих положениях, без анализа контекста. В таких ситуациях судебная оценка действия не будет правильной без оценки правил и принципов свободы участия в собрании.

Тогда суд обязан рассмотреть то, будет ли мелкое правонарушение соразмерно с ограничением осуществления конституционного права на выражение мнения. Это является необходимым элементом для реализации постулата справедливого судебного решения.

В отрыве от ценностей, правил и принципов судебный приговор не работает.

 

Радослав БАШУК, адвокат

Фото: Pixabay

перевод ред.

 Фото: Pixabay

Фото: Pixabay