Польский католицизм — в кризисе. Почему молодые люди уходят из Церкви?

Польша в последние месяцы и годы переживает кризис отношений между государством и Церковью. И сама Римско-католическая церковь в Польше ощущает потрясения, у которых также — все признаки кризиса. О нем пишет доминиканин, душпастырь католической интеллигенции о. Томаш Достатний.

В Польше уже некоторое время наблюдается процесс, называемый лаицизацией или секуляризацией. Он ускорился после двух конкретных событий — усиления союза Церкви и государства и разоблачения скандалов в связи со служителями Церкви в СМИ (речь о педофильских скандалах среди духовенства и сокрытия этих преступлений церковными иерархами и епископами).

Произошло сильное сближение между государственной властью (правящей в Польше партией «Право и справедливость», далее ПиС) и Католической церковью, в частности с ее епископами. После президентских выборов, на которых в 2015 году победил кандидат от партии ПиС Анджей Дуда, и парламентских выборов, выигранных этой же партией в 2015 году, между правительством, государственной властью на всех уровнях и институциональной Католической церковью сложился прочный симбиоз. Этот союз, который в Польше называют «союзом алтаря и трона» несомненно является причиной отдаления людей от Церкви, особенно молодежи и критически настроенных граждан, и ослабление религиозности в стране.

Католическая церковь в своем учении с середины двадцатого века, со Второго Ватиканского собора подчеркивает, что священники и епископы не принимают активного участия в поддержке какой-либо политической партии и особо не действуют в политической жизни. Формула отделения Церкви от государства является частью доктрины Церкви с точки зрения ее социального учения.

Эта граница была нарушена польскими властями и представителями Церкви. Сегодня в Польше Церковь используется инструментально в политических целях, а в обмен на поддержку она получает юридическую защиту и огромные финансовые влияния, выделяемые на ее деятельность. Кроме того, многие польские епископы активно поддерживают видение национально-католического государства: они не замечают, что демократическое правовое государство — это нечто иное.

Второй момент — педофильские скандалы, попытки скрыть их церковными властями. Это показывают лицемерие, фарисейство, защиту собственных служителей и игнорирование жертв и вреда, причиненного несовершеннолетним детям.

***

Молодые люди всегда были особо чувствительны к какой-либо лжи. Полные энтузиазма и открытости миру, они видят в своих христианских пастырях серьезный диссонанс между провозглашенными идеалами Евангелия и их повседневным бытом, где сексуальная слабость и незрелость приводят к преступлению. А скрывание преступлений и нанесенного ими ущерба ослабляет веру не только молодежи, но также многих религиозно ориентированных людей.

Социологическое исследование религиозности в 2018 году показало, что молодежь в Польше становится все менее религиозной: 63% старшеклассников (18 лет) назвали себя глубоко религиозными и верующими — по сравнению с 81% в 2008 году. Гораздо меньше молодых людей посещают занятия по религии в школах. В 2018 году это было 70%, в то время как в 2010 году — аж 93%.

Не менее интересно исследовании в контексте веры. В 2018 году 8% молодых людей считали себя глубоко религиозными, 55% — верующими, 21% затруднились с ответом, а 17% назвали себя неверующими. И если количество глубоко религиозных людей практически не изменилось с начала исследования (с 1996 года оно колеблется в районе 6—8%), то другие категории стремительно меняются.

В 1996 г. верующими назвали себя 74% молодых людей, в 2008 г. — 73%, а уже в 2013 г. — 65%, и в 2018 г. — 55%.

Растет и группа неверующих: в 1996 г. она составляла 5%, в 2013 г. — 13%, а в 2018 году — 17%.

Процесс секуляризации в Польше — один из самых быстрых: как в Европе, так и в мире. Польская молодежь больше не видит в религии мотивов и цели жизни. А тенденция сокращения числа верующих и рост неверующих — усиливается. После событий осени 2020 года эти цифры изменятся еще больше. Сейчас в Польше мы наблюдаем явный отход молодежи от Церкви.

Если говорить о турбулентности и значительном кризисе, то его усиление произошло после того, как Конституционный суд Польши своим решением изменил закон о прерывании беременности.

22 октября Конституционный суд постановил, что Закон о планировании семьи и защите человеческого плода 1993 года не соответствует конституции. Согласно этому закону разрешались аборты в случае тяжелого и необратимого поражения плода, неизлечимого или опасного для жизни заболевания.

Это решение нарушило общественный компромисс 27-летней давности. Что, в свою очередь, вывело тысячи людей, особенно молодых женщин, на улицы и площади польских городов. Власть жестоко отреагировала на «женский протест», используя полицию и правительственную пропаганду.

Глава ПиС Ярослав Качиньский в своем выступлении на YouTube в конце октября призвал сторонников своей партии и тех, кто голосовал за нее, всеми возможными средствами защищать храмы. Демонстранты в нескольких городах Польши сорвали проводимые богослужения, а также в нескольких местах страны разместили на стенах церковных зданий надписи, выражающие несогласие с Церковью, поддерживающей изменение общественного компромисса по абортам. Фактически Церковь поддержала желание ужесточить и без того строгий закон. Многочисленные демонстрации прошли также перед резиденциями польских епископов — кроме вопроса абортов, митингующие выражали несогласие со скрыванием педофильских преступлений, совершенных духовенством; а также со слишком сильным вмешательством Церкви в личную и интимную жизнь граждан.

Природа женского протеста в Польше — более сложна, чем кажется. Она касается неравного отношения к женщинам и мужчинам, дискриминации по признаку сексуальной ориентации, расы или выраженных взглядов. Также это протест против поддержки шовинистических и ксенофобских сил со стороны людей Церкви, против союза «алтаря и трона», т.е. власти ПиС и польских епископов.

Что касается реакции христианских кругов на осенние события: один из архиепископов, глава Конференции епископов Польши Станислав Гондецкий без проволочки поблагодарил Конституционный суд за изменение закона. А примас Польши, архиепископ Войцех Поляк отвергнул призыв главы ПиС к защите храмов — примас заявил, что Церковь не нуждается в защите. Также появилось «Письмо обычных священников», которые четко объявили о своей гражданской позиции по поводу происходящего в стране: «мы также говорим НЕТ злоупотреблениям политиков и грехам Церкви», — написали они.

В своей колонке в издании «Gazeta Wyborcza» я описал, как порядочный католик может вести себя в ситуации, в которой оказалась Польша осенью 2020 года.

Во-первых, в религиозном измерении следует сделать испытание своей совести, чтобы увидеть собственные ошибки в поведении.

Во-вторых, не относиться к людям с другими взглядами — даже к тем, кто резко выражается на улице — как к врагам. Нужно стараться принять разнообразие взглядов как проявление демократического функционирования общества.

В-третьих, снизить свои эмоции. По возможности участвовать в разговоре и диалоге. Под диалогом понимается способность смотреть на другого человека собственными глазами.

В-четвертых, практиковать евангельский принцип прощения. За свои грехи, если я вижу их в себе, и за грехи моих единоверцев. Нужно их назвать по имени, если они публичные, и публично извиниться за них.

***

Польша сегодня находится в периоде большой политической турбуленции: уровень поддержки правительства уменьшается, идет пандемия, меняющая экзистенциальное и финансовое положение целых групп людей. Социальное недовольство растет, снижается ощущение личной безопасности, люди опасаются коронавируса, они заперты в своих домах.

В этой ситуации кто как не Церковь и христианство мог бы оказать сочувствие, евангельскую солидарность с наиболее нуждающимися? К сожалению, скандалы вокруг педофилии, союза Церкви и государства, а также отсутствие явной поддержки жертв педофильских преступлений духовенства и наименее защищенный категорий людей означают, что религия не приносит надежды многим людям. Я пишу эти строки как священник, как доминиканец, с грустью. По этой причине многие молодые люди также перестают отождествлять себя с Церковью, хотя они часто воспитываются в католических традициях. У этой традиции — собственный кризис, который, кажется, стремительно углубляется.

***

Чрезвычайно интересный комментарий касающийся происходящего в Польше, пришел из Ватикана. Отец Войцех Гертых, польский доминиканец, занимающий высокую должность богослова Папского дома папы Франциска, написал текст в католическом журнале «Więź», который был основан в 1958 г. Тадеушем Мазовецким (1927—2013), первым польским премьер-министром после свержения коммунизма. Войцех Гертых пишет и одновременно диагностирует происходящее в Польше:

«В любом случае демонстрации, в которых выражается неприязнь к правящей партии и Церкви, можно рассматривать в контексте процесса раздора общества, который мы наблюдаем уже много лет. Разделение людей на лучших и худших; долгая игра со смоленской авиакатастрофий; идеализация тех [государственных деятелей], кто стойко, хотя часто глупо, выступал против — при умалчивании тех, кто служил стране в духе органического труда; нарушение конституционного строя; бездоказательная клевета на оппонентов; агрессия против беженцев, муниципальной власти, судей, бизнесменов и гомосексуальных людей — и при этом поощрение агрессивных хулиганов, якобы марширующих во имя патриотизма. Все это идеально вписывается в заявление папы Франциска о том, что „во многих странах существует политический механизм травли, раздражения и поляризации” (Fratelli tutti, 15)».

Ах, как бы хотелось, чтобы подобные мнения звучали изнутри Католической церкви Польши! И чтобы они влияли на всю общественную дискуссию в нашей стране.

 

о. Томаш ДОСТАТНИЙ, доминиканин, душпастырь католической интеллигенции, автор многих книг, в частности книги-разговора с известным чешским богословом Томашем Халиком

 

Фото: из личного архива о. Томаша Достатнего

 Из личного архива Томаша Достатнего

Из личного архива Томаша Достатнего